Главная  > Продукция > Заключение контракта > Заказ продукции

 

А.А. Алексеев, И.С. Ларионова, Н.А. Дудина - Врачи - заложники смерти

 


Глава 11 - Философия жизни

Биология и медицина - в начале нового пути, когда основную роль в формировании жизни, смерти, болезни и т.д. будут придавать соединительной ткани, генетически детерминированной миллиардами лет эволюции в онтогенезе (индивидуальном развитии) каждого из нас.

В каждый временной промежуток, как только появлялось новое серьезное открытие, все вокруг перестраивалось. Так же было, например, с "главными формулами науки о поведении", когда И.П. Павлов открыл условный рефлекс. А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский ("Основы теоретической психологии". М.: ИнтраМ, 1998.525 с.) отмечают: "... чтобы успешно двигаться в новом направлении, требовалось изменить прежний способ видения и интерпретаций исследуемой реальности, изучить ее сквозь "кристалл" преобразованных категориальных систем.

Так к категориям причинноследственной матрицы биологического детерминизма (эволюция, адаптация, гомеостаз и т.д.) дополняются категории индивидуальной динамики поведения (сигнал, подкрепление, временная связь и т.д.)".

История развития науки повторяется одними и теми же путями. Рано или поздно находятся талантливые ищущие люди, которые на созданной предшественниками категориальной базе делают свои новые открытия. Например, так формировались новые взгляды на поведение у А.А. Ухтомского, когда И.П. Павловым на основе открытия доминанты были сформулированы категории, образующие сейчас костяк науки о поведении. "Нужно сказать, что в этом сейчас и тупик развития поведенческих наук" (психология, социология, социобиология, педагогика и т.д.).

Ученые - двигатели этих наук пока не понимают соединительнотканной генетической основы поведения и стресса, несмотря на то, что уже давно психогенетики показали, что характер человека, на всю жизнь определяющий его поведение, на 40-60% уже сформирован к 2-х летнему возрасту.

И.П. Павлов в 1951 году (цит. по А.В. Петровскому и М.Г. Ярошевскому, 1998) дает определение: "Доминанта — это временно господствующий рефлекс". И совершенно очевидно, что способность к любой степени рефлексии (отсутствию рефлекса) дает организму соединительная ткань через механизм стресса в его обратной связи: соединительнотканный массив —центры регуляции соединительной ткани. Именно в связи с этим мы так много места в книге уделили психологии.

Она напрямую "завязана" с работой соединительной ткани и функцией подкорки, эпифиза, гипоталамогипофиза и прочих периферических нейроэндокринных центров. Исходной точкой формирования научного мировоззрения в первые годы врачебной практики психология была не только у И.П. Павлова, но и у И.М. Сеченова и других виднейших ученых. Поэтому первоосновой воспитания связи врач - пациент должна стать именно физиологически обоснованная в этой книге психология.

У А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского (1998) читаем: "...в психологии принято различать два вида мотивации - внешнюю и внутреннюю. Применительно к занятиям наукой в отношении тех ученых, энергию которых поглощают ими самими выношенные идеи, принято говорить как о внутренне мотивированных. В случае же, если эта энергия подчинена иным целям и ценностям, кроме добывания научной истины, о них говорят как о движимых внешними мотивами".

Это становится ясно из слов А. Менегетти ("Психология лидера". М.:, ТОО Бизнесцентр "Аг-роконсалт", 1996. 146 с.): "Я мог бы привести в качестве примеров еще много литературных произведений, научных работ, социологических исследований, демонстрирующих разрушение человеческой личности. ...Вся кинематографическая индустрия - выражает лишь только шизофрению. Даже в рисунках детей разных национальностей постоянно присутствуют агрессивность, война, вампиризм, инопланетные пришельцы и символы монитора отклонения...

Цивилизация отдалила человека от первоначального проекта его жизни. Как только человек лишается собственной внутренней природной правды, его сознание становится хаотичным. Он уже не в состоянии понять, где добро, а где зло, поэтому слепо доверяет тому, что ему внушили общество и религия".

Поэтому в наших книгах, в том числе и в этой, мы даем новое представление о физиологопсихо-логических соединительнотканных основах природы жизни. Поэтому во всей книге главная мысль заключается в том, что в отношении своего здоровья каждый должен стать лидером, а для этого он должен быть интеллектуален в физиологии, биологии, наследственности своего организма, своих детей.

А. Менегетти говорит о функциях лидера как конструктора, контролера, развивающего и управляющего всегда и всем в отношении конкретной цели. Он пишет: "Многие шизофреники, невротики и алкоголики стали таковыми потому, что не смогли развить и реализовать свои врожденные способности. Однако лидер становится жертвой болезни только тогда, когда причина его несостоятельности заложена в собственной психике. Если же повинны объективные внешние обстоятельства, прирожденный лидер не заболевает, а все равно духовно и морально превосходит обычных людей. ..лидеру в молодости положено много страдать. Природа выдвигает лидера как функцию для большинства. Это закон природы...".

Нездоровье, болезнь, это самое досадное. Изменяя стереотип жизни, она не дает возможности достичь поставленной цели (бытовой, профессиональной, социальной). Она вселяет неуверенность в слабого человека, который расценивает это как "провал", в лучшем случае - "временное поражение".

Оптимизмом же можно зарядится только тогда, когда подвергаешь анализу все "преимущества", которые тебе дает осознание себя в новом качестве, качестве больного. "Как хорошему рыбаку требуется отличная сеть и прекрасное знание моря, так и человеку в жизни нужно поймать Бытие в соответствии с мерой собственной индивидуальности" (А. Менегетти. "Проект человек", М.: Славянская ассоциация онтопсихологии, 1998. 220 с.).

Конечно же всегда плохо, когда рушатся собственные планы и надежды. Но если заболел человек ищущий, способный вновь обрести уверенность в себе, который умеет ценить и себя, и окружающих, то он будет смотреть на болезнь, как на "временное поражение..., как на скрытую благодать, чем оно (это временное поражение - прим, авт.) зачастую и является, потому что заставляет нас встрепенуться и переключить свои усилия в другом, более правильном направлении" (Н. Хилл. "Думай и богатей" Пер. с англ.). М.: ФАИРПРЕСС, Информ-пресс, 1999. 544 с.).

Это можно проиллюстрировать примером А.А. Алексеева, первого автора этой книги. Он был против того,чтобы его жизнь была предметом обсуждения в этой книге. Настояли на этом мы, его соавторы. Когда он в 41 год после шести операций потерял ногу и стал инвалидом, в том же году потерял семью и последние средства к существованию, потерял профессию, проработав до этого 20 лет первоклассным хирургом и преподавателем, то можно было понять его положение.

Без жилья, без денег, на костылях и с инвалидностью без права работы, ему оставалось одно - совершенствовать свои знания и лечить, будучи врачом, уже не хирургически, а терапевтически, причем лучше, чем тысячи терапевтов и семейных врачей, и тем более узкопрофильных специалистов. Причем задача лечить лучше - была первостёпенной он сам познал все "прелести" медицинской специализации.

Что ему помогло вернуться в "строй"? Мы думаем, что вера в правильность выбора дальнейшего пути после закономерно пережитого периода "общего шока" в связи с жизненной катастрофой. Помогли вера и привычка аналитически мыслить, т.к. в 28 лет и в 31 год эта привычка была уже сформирована. В эти годы им были блестяще защищены диссертации по хирургии на соискание ученых степеней, вначале кандидата медицинских наук и, затем доктора медицинских наук, получены звания старшего и ведущего научного сотрудника.

За время, прошедшее после жизненной катастрофы, им выполнена громадная поисковая работа, излечены тысячи больных, создано соединительнотканное интегративное направление в биологии и медицине, представленное сегодня шестью книгами и здоровьем пациентов. А ведь А.А. Алексееву сейчас лишь 49 лет, и мы желаем ему дальнейшего творческого счастья. Поэтому мы и заканчиваем это небольшое предисловие к одной из основных глав этой книги словами Н. Хилла (1999): "Добьешься, если веришь, что сможешь".

В лечении болезней, как и в жизни вообще, необходимы следующие условия реализации задуманного (каждый для себя решает их самостоятельно): образование (общебиологический интеллект), способность преодолевать стереотипы (выбор "учителя", индивидуальность морали, удовлетворение амбиций), понимание сути и совершенствование собственного "Я".

Осознание пациентом собственного "Я" дает ему ключ к разгадке механизма болезни, потому что ее основа - соединительнотканный стресс. Помимо физиологии, причина болезни - собственный психогенез, включающийся в патогенез заболевания. Если пациент не занимается собственной личностью, то это равносильно лечению симптома, а не болезни. При этом - выздоровления не будет.

Поэтому и эффект лечения определяется соразмерно новой формирующейся личности - личности выздоравливающего. Она несет в себе новые семейные, профессиональные и социальные черты. И это закономерно. Это почти полностью соотносится с тем, что мы говорили о болезнетворном соединительнотканном стрессе: противостоять стрессам (индивидуальному, бытовому, социальному, профессиональному) - и есть вылечиться. Организм должен сознательно и безсознательно выявить соединительнотканные и прочие резервы для борьбы со стрессом. Роль врача - найти главные эффективные индивидуальные для пациента резервы выздоровления и культивировать их.

Пациент, помимо участия врача, должен стать лидером в собственном здоровье и лечении, т.е. "главным врачом", человеком, способным реально влиять на все четыре сферы жизни, все четыре разновидности соединительнотканного стресса. Поэтому выздоровление подразумевает в том числе и сохранение всего запаса позитивного жизненного опыта человека, привычки "не откладывать на потом" заботы о своем здоровье, соблюдения рациональности в поведении, глубинное понимание того, что истинной властью является знание, прежде всего - медикобиологический уровень интеллекта. Основное же условие приобретения этих качеств -личная свобода. Разъясняя это, лишь упомянем фразу А. Менегетти (1996): "Гений рождается через свою свободу. Истинный мудрец непрерывно совершенствуется всегда и везде".

Свобода и "господство" пациента во всех сферах собственной жизни создают оптимальные условия для функции гипоталамогипофиза ("третьего глаза"), в подкорковых, корковых, эндокринных механизмах вообще. "На первое место оно (безсоз-нательное) ставит здоровье, физикобиологическую целостность субъекта (через соединительную ткань - прим, авт.)" (А. Менегетти, 1996). К сожалению, в современной медицине, медицинской деонтологии, соответстветствующего уровня понимания правильности этих постулатов пока нет.

Помимо веры в исцеление необходимо еще несколько условий для успеха не только в лечении собственной болезни и болезней других, но и вообще в жизни каждого. Понятно, что лечение должно стать частью жизни, а жизнь при этом должна протекать по правилам, способствующим излечению. Приведем некоторые из них, в том числе и из книги Н. Хилла (1999):

1. "Никто не может рассчитывать на неизменный успех, пока не начнет смотреть в зеркало, чтобы увидеть истинную причину всех своих ошибок".
2. Успех лечения гарантирован, если два ума (интегративного врача и пациента) взбудоражены и согреты единой целью - исцеления.
3. Сила исцеления - "...организованное знание, выраженное посредством умственных усилий"; "не стать вам силой и не добиться собственного успеха в любом стоящем деле, пока не подниметесь до признания собственной вины за ошибки и провалы".
4. Считайте, что лечение наполовину безуспешно, если вы пожалели себя или в процессе лечения стали оправдывать свои недостатки.
5. "Ищите совета у людей, говорящих вам правду в глаза, даже если она горька. Похвалы пользы делу не приносят".
6. Вы победили болезнь, если сделали это целью своей жизни. Р. Стивенсон говорил: "Цель в жизни - единственное, что надо искать и найти, но найдешь ее не за границей, лишь в собственном сердце".
7. Преодолейте в себе основные страхи, мешающие выздороветь: страх нищеты, болезни и старости, страх утерять чью-то любовь, страх чужой критики, страх перед смертью.
8. Выбирая способ лечебного действия, помните слова Ван Дейка: "В конечном итоге лучшим оказывается не тот куст розы, где меньше шипов, а тот, где цветут самые красивые розы".
9. Борясь за свое здоровье, необходимо помнить, что "нельзя получить что-то за ничто". В итоге вы получите ровно на ту сумму, которую заплатили.
10. Постоянно расширяйте знания о собственном здоровье, это часть вашего интеллекта. "Пренебрежение к расширению знаний всю жизнь мешает хоть что-то делать".
11. Если вы слабы, то предпочитаете безделие вместо активности, страшитесь неудач, "...а ведь неудача - лучший стимул и именно так должна восприниматься".

Подытоживая перечень полезных советов тому, кто решил "взяться" за свое здоровье, еще раз приведем слова из книги Н. Хилла (1999): "Единственная, непреходящая услуга, оказанная ребенку родителями, состоит в приучении его помогать, помогать самому себе".

Чтобы излечиться, пациент должен изобрести собственную модель поведения, не надеясь ни на больницу, ни на врачей, ни на лекарства, т.к. все это — лишь средства достижения (технические детали) желаемого здоровья. Лишь собственная эффективная работа пациента над собой и окружающими его есть и высшее благо жизни, и гарантия ее продолжения. Важна и еще одна мысль: пациент должен бояться врача-машину, врача-бездушного автомата. Интересную характеристику машине дает онтопсихология (по А. Менегетти, 1998): "Машина унифицирует людей в болезнях, комплексах и идентичных анаграммах. Все то, что представляет собой патологию в любой области, новизной не обладает".

По Ф. Капра ("Уроки мудрости": М.Киев, Изд-во Трансперсонального института, 1996. С. 160) "...разум - это необходимое и неизбежное следствие (систем - прим, авт.) определенной сложности, возникающее задолго до того, как в организмах складываются мозг и центральная нервная система". Это заявление достаточно смелое и мало привычное, но если учесть, что адаптивную сложность живому организму придает соединительная ткань, то именно в ее работе - смысл самоорганизации и самоупорядочивания.

Эту нашу точку зрения обосновывает и теория самоорганизующихся систем, разработанная под руководством И. Пригожина - физика, химика, Нобелевского лауреата. Ф. Капра, анализируя работы И. Пригожина, отмечает, что законы организации, "характерные для живых систем, могут быть обобщены в едином динамическом принципе, принципе самоорганизации.

Живой организм - это саморегулирующаяся система, что означает, что ее упорядоченность не навязывается ей (что, естественно, не исключено - прим, авт.) окружающей средой, а устанавливается самой системой". Если посмотреть на проблему с точки зрения предложенной нами соединительнотканной теории биологии и медицины, то оказывается, что прежде всего соединительная ткань - источник, депо, арена самоорганизации. Это означает, что жизнь и разумность организму дает прежде всего соединительная ткань, которая и является основой самоорганизации, самосовершенствования жизни.

Это очень важный вывод, т.к. многие думают, что основа саморегуляции - мозг, "третий глаз" (гипоталамогипофиз), "шестая чакра" и т.д. Это не так. Мы только что отметили, что мозг - результат определенной степени усложненности жизни, саморегуляции. Источник и способ усложнения и самоорганизации - резервы соединительной ткани, ее объединяющая, интегрирующая, соединяющая функция.

Поэтому и следует с уважением относиться к соединительной ткани, т.к. она определяет способ, метод, уровень разума (разумности). Соединительная ткань создает условия разумности, разуму. В подтверждение правильности наших мыслей приводим слова Ф. Капра (1996): "...разум и самоорганизация являются разными системами одного и того же явления - жизни".

В связи с интегрирующей ролью соединительнотканная концепция полностью подтверждает и раскрывает механизм реализации понятия "здоровье", представленного М. Локком и Ф. Капра (1996): "...наше здоровье прежде всего обусловлено нашим поведением, нашей пищей и природой нашей экологической и социальной среды; причину болезни следует искать в системе нескольких причинных факторов; полная свобода от заболевания несовместима с жизнью".

Именно в связи с этим экология природы, экология человека и его соединительной ткани определяют многое. Ф. Капра (1996) пишет: "Фермеры, так же как и врачи, имеют дело с живыми организмами, на которые губительно влияют механические подходы в нашей науке и технологии. Как и человеческий организм, почва является живой системой, которой нужно сохранять динамическое равновесие, чтобы быть здоровой.

Когда равновесие нарушается, начинается патологический рост определенных компонентов - бактерий или раковых клеток в человеческом организме, вредителей или сорняков на полях. Появляется болезнь, и в конце концов весь организм может погибнуть и превратиться в неорганическое вещество". В связи с этим К. Саймонтон (1996) утверждает, что "...медицинскую терапию будут применять еще долго к людям, которые к ней привыкли, может быть, даже всегда. Но по мере того, как общество будет меняться, потребность в медицинской терапии будет все уменьшаться.

Чем больше мы будем понимать психику, тем меньше будем зависеть от физического лечения, и под влиянием перемен в культуре медицина в конечном счете эволюционирует в более тонкие формы". Интересны интегративные взгляды автора не только на проблему лечения, здравоохранения и медицины в целом, но и на проблему смерти: "Смерть как средство побега - плохой способ умирания... Другая часть (организм - прим, авт.), которая хочет наказать. Многие люди наказывают себя или других с помощью болезни или смерти". По этому же вопросу приведем часть дискуссии Ф. Ка-пра и К. Саймонтона (1996):

- Если вы разделяете сознание и тело, то нет смысла квалифицировать смерть. Смерть тогда просто видится как остановка тела-машины.
- Да, так мы обычно понимаем это в медицине. Мы не различаем хорошую или плохую смерть...

Эти два абзаца показывают не только необходимость интеграции тела на общеорганизменном соединительнотканном уровне, но и необходимость интеграции на внеорганизменном уровне - уровне соединительнотканной психофизической ниши. Отсюда можно сделать еще один важный вывод.

Иногда бывает полезным "отключить" собственные мысли от соединительнотканного массива тела, "отпустить" переживания, "убрать" обыденную логику поведения.

Опыт "приостановки" интеллектуального сознания, анализа и передачи своего тела во власть новым ощущениям и эмоциям, несомненно, целебен, т.к. он "убирает" обыденный соединительнотканный болезнетворный фон и ввергает соединительнотканный регион, орган, тело во власть живительного бесстрессорного автоматизма саморегуляции, давая тем самым возможность восстановиться природным, естественным реакциям саморегуляции соединительнотканного и прочего массива живого тела.

Именно в этом заключается механизм лечебных воздействий многих восточных практик и психотерапии. Мы имеем в виду йогу, тайцзы, айкидо, психотренинги. Это и есть техника работы с соединительнотканной системой саморе-гудяцищ т.е. с телом. Это интегрирует разум и тело опосредованно, путем включения механизмов соединительнотканной саморегуляции.

В этой главе нельзя не упомянуть о том, что мы писали в разделе, посвященном взаимоотношениям больного и врача. Тут явственна одна закономерность: чем больше высокоинтеллектуально организована личность пациента (особенно если это узкопрофильный специалист), тем более сложными могут оказаться контакты врач — больной.

Это отчетливо прослеживается в трудах психоаналитиков. А. Менегетти ("Система и личность"/(Пер. с итал.), М.: Изд-во "Серебряные нити", 1996. 124 с.) пишет: "Состоявшийся индивидуум не верит ни в одну систему, ни в одну науку не потому, что отвергает их, но потому, что релятивирует их в использовании ситуации, оставляя определенным только себя.

В сущности, осуществившееся становление "Я" способно принять со скромной терпимостью, со спокойным безразличием любую вещь, оставаясь, напротив, чрезвычайно внимательным к самым незаметным проявлениям жизни. Уловить благодать и истину в любви, в общественном институте, в деньгах...: нормальная практика развитого "Я". Он больше не открывает, в чем истина, он умеет делать ее".

Это относится и к Вам, дорогие читатели. Найдите в себе силы не только понять новое, но и принять его, ведь от "понимания" до "принятия" еще предстоит громадный путь. Под психофизической "нишей" мы понимаем теорию деятельности человека и его характер, обеспеченные физиологическими особенностями психических процессов.

Общеизвестно, что основные типы характера формируются к 2 летнему возрасту, когда заканчивается этап бурного, в основном генетически обусловленного, нарастания 85% соединительнотканной массы тела человека и формируется определенная совокупность соединительнотканных и прочих механизмов регуляции обмена веществ. И совершенно естественно, что этот процесс очень индивидуален, определяется особенностями поддержания постоянства внутренней среды (гомеостаза).

К ответам на вопросы индивидуальности больного и врача, к возможностям их взаимоотношений, к проблеме сложности понимания друг друга (в том числе и в выборе лечебных методов): нормального характера не существует. Вот что читаем у С.В. Головина ("Словарь практического психолога". Минск: Издво "Харвест", 1996. 798 с.): "...характер без отклонений. Перечисляя свойства, пришлось бы перечислить все основные черты, отличающие известные типы акцентуаций (усиленные черты характера или их сочетания - прим, авт.), отметив, что они выражаются "не слишком".

Получится, что такой характер - "золотая середина" целого ряда качеств. Но, оценивая математически вероятность наличия такого характера, придется сделать вывод, что он редкое явление (при десяти независимых качествах оценки "нормальным" оказался бы один человек из 1024!). ...С количественной стороны отклонения характера встречаются куда чаще, чем "норма" (и можно ли считать нормой то, что так редко встречается?). ...Словосочетание "нормальный человек" - внутренне противоречиво: оно означает "не отличающуюся индивидуальность" или "нехарактерную характерность".

Множественность характерологических типов пациентов и есть очень важная сложность в психологии взаимоотношений больного и врача. Психологический контакт между пациентом и интегративным врачом обязателен, но эти взаимоотношения так же многогранны, как многогранны личности миллионов пациентов. При этом ненадежен перенос чувств с врача на больного и обратно.

Этот чувственный опыт может быть как позитивным, так и негативным. Но в любом случае интегративный медик должен "...извлечь смысл из своих внутренних реакций, которые затем можно использовать в терапевтических целях, что зависит от клинических обстоятельств" (У. Штейнберг."Круг внимания". М.: Институт общегуманитарных исследований, 1998. 216 с.).

В зависимости от реакции пациента на первую или последующие (иногда главные) встречи с врачом, последний через свой разум должен понять, что больному мешает провести самоанализ, приступить к осознанному лечению.

Часто для интегративного медика встреча с пациентом вызывает у врача или пациента даже внутренний гнев. Этот гнев можно интерпретировать как выражение невосприимчивости ими разных структур собственных личностей, как выражение психоэмоциональной напряженности обоих, как боязнь обоих близости и даже любви и т.д. В целом врачебный интегративный опыт показывает, что именно он несомненно, является определяющим фактором в успешности лечения, который, однако, для интегративной медицины - совершенно закрытая книга, абсолютно не изученная проблема.

Интегративный врач пока - не истинный психоаналитик, исследующий связи: сознательное -подсознательное - поведение. Интегративный медик сегодня все же больше опирается в своей работе на физиологический "багаж знаний" о внутренней работе организма в целом, всех его органов и частей; опирается на знание соединительнотканной интегративной общеорганизменной функции.

Поэтому мы считаем, что врачебная деятельность интегративного медика во много крат сложнее, чем психоаналитическая врачебная работа. На наш взгляд, ошибочно, что "...аналитики любят рассматривать безсознательное в качестве творческой основы жизни, которая, если ее понять и надлежащим образом интерпретировать, может направить человека на путь развития" (У. Штейнберг, 1998).

Этот же автор говорит, что "...стремление к личностному росту перевешивает регрессивную компоненту личности. Однако, вследствие страха человека перед внутренним развитием могут возникать патологии. По мнению Юнга, это происходит в результате того, что регрессивная компонента начинает доминировать над стремлением к развитию личности".

В этой связи очевидны несколько задач интегративного медика в отношениях с пациентом: не вызвать на себя контрпереноса негативных реакций пациента; преодолеть страх больного перед болезнью и самой переменой привычного болезнетворного уклада жизни пациента; "вдохнуть" надежду на исцеление, хотя путь к исцелению, естественно, будет тернистым и с переменными успехами; научить больного принимать нужные для его здоровья решения; найти для пациента, исходя из социальных факторов, оптимум его психофизической "ниши".

У. Штейнберг (1998) подтверждает нашу точку зрения: "...регрессивный аспект безсознательного в ситуации анализа обычно проявляется в качестве страха перед терапевтическим прогрессом". Далее автор говорит об основных чувствах пациента, когда он видит перед собой нелицеприятную картину его болезни: внутренняя тревожность, необходимость пересмотра привычного уклада жизни, зависть к здоровью других, явная или латентная депрессия.

Именно это и нужно преодолеть, лучше - при помощи интегративного медика-психоаналитика. Если эти неинтегративности в больном преодолены, то новый образ жизни, являющийся лечением, станет привычкой, повседневностью, что и обеспечивает пациенту излечение, хорошее здоровье.

Рассматривая заболевание как проблему личности в целом, Карл и Стефани Саймонтон (1996) и их врачебная практика, их метод лечения "...не сосредотачивается на собственно болезни, а рассматривает все аспекты человеческой жизни. Это многомерный подход, включающий различные стратегии лечения, - обычное медицинское лечение, визуализацию, психологические консультации и т.д. - все, что направлено на стимулирование и поддержку психологического процесса исцеления, который изначально присущ организму".

Эти специалисты во многом бессознательно регулируют интегративные функции соединительной ткани, даже не упоминая об этом. Но общий механизм лечебного действия понятен: стоит только ослабить болезнетворные "вожжи" на функции соединительной ткани, как в ней просыпается заложенное природой стремление к гармонии, самоорганизации. Это и дает лечебный эффект.

Как стать для себя главным врачом? Это очень сложно, поскольку главное в лечении - знание об истинной природе происходящего в организме, уверенность в том, что вы о себе знаете больше, чем окружающие. И это - закономерность, дающая вам преимущественное право использовать в лечении именно свое мнение, свой интеллект в оценке собственного поведения в социальных, профессиональных, бытовых и прочих взаимоотношений. Осознание необходимости заполнить жизнь нужным для вас содержанием, нужными событиями.

Стать для себя главным - значит "переделать" себя. Оказывается, что во многом из того, чем мы занимались, вовсе для нас не было никакого смысла. "Смысла не было, но иллюзия заполненности была. Жизнь была заполнена извне навязанным человеку порядком вещей. Когда из нее убрали эту внешнюю (ненужную - прим, авт.) схему, оказалось, что заполнить свою жизнь изнутри - собственным душевным содержанием, собственными целями, задачами и поступками - человек не может..." (Д. Верещагин."Становление". СПб.: Издво "Невский проспект", 1999. 186 с.).

Приводим основные этапы становления своего "Я" в отношении здоровья: 1-й этап — получение свободы; 2-й этап - поиск своих истинных устремлений, желаний, приносящих внутренний и внешний комфорт и гармонизирующих психофизическое тело; 3-й этап — определение целей и задач, методологии получения от жизни того, что вам от нее нужно, но не впадая в стресс собственной зависимости от полученного.

Пройдя примерно такой путь, "...мы сохраняем внутреннюю свободу, но при этом уходим от состояния неприкаянности (ненужности), заброшенности, одиночества и получаем все блага и все дары, которые может дать нам свобода" (Д. Верещагин, 1999).

Исследователи разных аспектов этого процесса интерпретируют данную проблему по-разному, в зависимости от степени узкопрофильной увлеченности ею. Естественно, что общие закономерности при этом могут быть верны, но частности решения проблемы обретения собственного "Я" бывают самыми разнообразными. Д. Верещагин (1999) эту проблему, например, видит так: "желая вылечиться, надо отдавать свою энергию энергоинформационному полю, а не врачам и поликлиникам, которые, скорее всего, ничего не дадут вам взамен.

Так же и здесь - желая заработать деньги, надо отдавать свою энергию не деньгам и работодателям, а своей энергоинформационной сущности, энергоинформационному полю". Опять мы отчетливо видим чисто метафизический, узкопрофильный вариант мышления, со всей очевидностью странный для интегративного врача и тем более для пациента, желающего излечиться.

Здесь обязательно нужно затронуть проблему узкопрофильной специализации в медицине. Фритьоф Капра (1996) берет за основу общей научной парадигмы (в т.ч. и медицины) физику. Он считает, что "...механистический подход биомедицинской модели коренится в ньютоно-картезианском представлении о теле как о машине, так же, как и классическая физика основана на ньютоновском взгляде на Вселенную как на механическую систему". Кроме того, Капра считает, что эта модель медицины ограниченно применима к ограниченно-специфическому кругу медицинских проблем (т.е. к узкопрофильной специализации).

Новый подход к лечению, указывает автор, "... должен учитывать прежде всего взаимозависимость сознания и тела в здоровье и заболевании". Он, как и профессор хирургии К. Саймонтон (1996), придает огромное значение эмоциональному стрессу в возникновении и развитии рака. Для того, чтобы глубоко разобраться в проблеме разума,"... в нашем распоряжении находятся в онтогенетическом отношении психология ребенка, в филогенетическом — психология народов, особенно первобытных людей, а также психология животных... Душевные процессы возникновения образов находят свое выражение в картине мира...", т.е. в мировоззрении. Мы привели вписанные в общий контекст проблемы слова Э. Кречмера ("Медицинская психология" /Пер. с нем. СПб.: Издво "Союз", 1998. 461 с.).

Понятно, что другой важный аспект интегративной медицины - "...экологический подход к человеческому организму", находящемуся в постоянном взаимодействии с природой и естественной средой. "Оценка новой медицины должна быть более тонкой, чем в существующей биомедицинской модели", которая рассматривает здоровье как отсутствие болезней, а болезнь как нарушение биологических механизмов. Третья важная черта нового понимания здоровья: "концепция здоровья должна быть динамической", рассматривающей его как процесс динамического равновесия, в основе которого лежит динамический целительный потенциал самих живых организмов.

По мнению Ф. Капра (1996), есть и четвертая черта нового понимания здоровья: "предупредительная направленность медицины, которая должна играть более важную роль, и ...ответственность за здоровье и лечение врач должен делить с пациентом и обществом". Собственно эту мысль в первых главах книги мы и выразили в формуле: "Больной для себя - главный врач". Как видим, представленная в предыдущей главе книги общая теория жизни, а в книге в целом -общие основы интегративной соединительнотканной биологии и медицины отвечают всем этим требованиям, а значит - они верны. Сторонников такого подхода к медицине становится все больше (С. Грофф, Ф. Капра, Карл и Стефани Саймонтон и многие другие).

Стало совершенно очевидным, что "на определенном уровне специализации подразделения научного знания начинают сближаться, поскольку познание заходит достаточно далеко, чтобы видеть целостность мира, сколь бы четко очерченными не казались его части. Отсюда участившиеся дискуссии о потребности в "единой науке" и общим для всех областей науки дескриптивном языке" (А. Уотс."Психотерапия. Восток и Запад' Пер. с англ. М.: Издво "Весь мир", 1997. 237 с.).

Мало того, интегративная концепция уже находит примеры ее реализации в узкопрофильных отраслях медицины, например, в онкологии. Карл и Стефани Саймонтон (1996) получили увеличение продолжительности жизни раковых больных, когда устроили эксперимент "совместного проживания" в течение месяца, предшествовавшего смерти этих больных. Это очень интересно. Например, Саймон-тоны (это представлено и в наших книгах 1993-1999) считают, что "рак следует понимать как общесоматическое расстройство, как болезнь с локализованным проявлением, но обладающую способностью распространяться, как болезнь, поражающую весь организм - тело и душу. Первоначальная опухоль - это лишь верхушка айсберга".

К. и С. Саймонтон лишь частично правы в том, что "эмоциональный стресс" имеет два основных эффекта. Он подавляет иммунную систему организма и в то же время приводит к гормональному дисбалансу, который выражается в увеличении производства ненормальных клеток. Так создаются оптимальные условия для развития рака. Производство зловещих клеток расширяется в тот момент, когда тело обладает пониженной способностью их разрушать".

Как видим, опять ни слова не сказано о 85% массы тела человека, т.е. о соединительной ткани. А ведь она включает в себя и иммунитет, и кровь, и саму раковую опухоль. Вновь идет речь об общеизвестных, пусть пока мало осознанных компонентах человека - гормонах, стрессе, душе, экологии и т.д. Очень жаль.

Возвращаясь к примеру концепции рака, подчеркиваем в'ажность в этой связи гармонизирующей (во взаимосвязи с соединительнотканным массивом) роли "третьего глаза" и "жизненной оси". В нижецитируемом абзаце речь идет об "опиатном гипота-ламогипофизарном центре удовольствия", который по потребности дает "опиум" удовольствия организму (эндорфины, энкефалины) и тем самым предотвращает возникновение или нивелирует вредоносное воздействие стресса.

В книге Ф. Капра (1996) читаем: "... как только появляются чувство надежды и ожидания, - объяснял Саймонтон, - организм переводит их в биологические процессы, которые начинают восстанавливать равновесие и иммунную систему, используя те же пути, что и болезнь, в своем развитии. Производство раковых клеток сокращается".

Как видим, опять ни единого слова и намека в работах ни о интегративной роли соединительной ткани, ни о той функции, которую она играет, например, в функциональной асимметрии работы мозга, подсознания, эндокринных структур.
М. Локк (цит. по Ф. Капра, 1996), например, считает, что "...любая медицинская система является продуктом истории и существует внутри конкретного экологического и культурного контекста. Это относится и к западной медицине. Если этот контекст изменяется, то меняется и медицинская система. На нее будут влиять экономические, политические и философские концепции". Эти концепции дают определенное различное базовое мировоззрение (атеистическое, духовное, гуманистическое и т.д.).

Они характерны для врача, атеиста, священника, учителя и т.д. Соотношение этих базовых мировоззренческих платформ и определяет отношение человека и общества к здоровью (В .Т. Лободин, "Самоанализ и познание внутреннего мира". СПб: "Комплект", 1996. 246 с.). Иными словами, мир, человек, природа, межличностные отношения постоянно меняются, поэтому меняется суть определений "здоровье", "болезнь", "система здравоохранения" и др.

Говоря о древних культурах врачевания (древний и древнейший этапы развития медицины - так представлено в предыдущей главе), М. Локк и Ф. Капра (1996) пишут: "...шаман по своей воле способен войти в необычное состояние сознания для того, чтобы установить контакт с миром духов от имени членов его сообщества". Авторы подчеркивают теснейшую "...связь между социальным и культурным окружением пациента и шаманскими идеями о причинах болезни.

В то время как внимание западной научной медицины всегда было сосредоточено на биологических механизмах и физиологических процессах, которые служат признаками болезни, основной объект шаманизма - социально-культурный контекст, в котором возникает болезнь. Динамика болезни либо вообще игнорируется, либо ей придается второстепенное значение".

Если западного врача спрашивают о причинах заболевания, то он указывает на бактерии или физиологические нарушения; шаман же укажет на зависть, ревность, жадность, на ведьм и колдунов, на прегрешения пациента или членов его семьи.

Примерно из подобного текста Ф. Капра (там же, с. 161) делает вывод, "...что центральной теоретической проблемой современного здравоохранения является разделение понятий, относящихся к процессам болезни и источникам болезни". На самом же деле суть этих процессов едина, она сводится к стрессорной адаптации (дезадаптации) соединительнотканной системы жизнеобеспечения.

Участники этой дискуссии приходят к достаточно интересному выводу относительно распространенности шаманизма в современном обществе. "В большинстве обществ существует плюрализм медицинских систем и взглядов. Даже в наше время шаманизм все еще является важной медицинской системой в большинстве стран с преобладанием сельской местности. "...Шаманизм живуч в крупных городах мира, особенно в тех, где живет много недавних эмигрантов". Авторы также предлагают использовать вместо терминов "классическая китайская медицина" и "западная" - термины "восточно-азиатская" и "космополитическая". Эти термины дают реальное представление о распространенности этих медицинских систем.

Отсюда становится понятно, что шаманизм нужен, но в интерпретации (в лице) интегративной медицины (интегративного врача). Без определенной доли "шаманизма" врач не может быть интегративным.

"Сегодняшний врач судит о болезни с платформы атеистической, учитель - с гуманистической, священник - с духовной, специалист по тибетской медицине - с восточной... И все хотят договориться между собой, но не понимают друг друга..." (В.Т. Лободин, 1996). Эту базовую платформу взаимопонимания и дает соединительнотканная теория биологии и медицины.

"Здравоохранение будущего должно выйти за рамки традиционной медицины, с тем чтобы иметь дело с огромной системой явлений, которые влияют на здоровье. Это не значит, что следует отказаться от изучения биологических аспектов болезни... (их - прим, авт.) следует связать с общими физическими и психологическими условиями существования человека в природе и обществе..." (К. Саймонтон, цит. по Ф. Капра, 1996). В этой же работе К. Саймонтон четко определяет роль врача в медицине: "В западной медицине врач с самой высокой репутацией - это специалист, детально изучивший одну конкретную часть организма.

В китайской медицине идеальный доктор - это мудрец, который знает, как взаимодействуют все части Вселенной, который имеет индивидуальный подход к каждому пациенту и тщательнейшим образом регистрирует общее состояние сознания и тела больного и его связь с природным и социальным окружением. Что же касается лечения, предполагается, что только его незначительная доля инициируется врачом и происходит в присутствии врача. Как врачи, так и пациенты рассматривают терапевтические методы как своего рода катализатор для процесса естественного исцеления". Это происходит лишь в том случае, если пациентом пройден этап самоосознания, определена его жизненная платформа, в том числе - отношение к своему здоровью (В.Т. Лободин, 1996).

Общественные отношения и влечения у людей с высоким уровнем интеллектуального развития - идеальное условие реализации медицинской психологии, т.к. часть больных иногда не в состоянии понять смысла врачебных действий, в том числе и из-за низкого общебиологического кругозора. "Возникающие здесь конфликты вызывают наибольшую часть неврозов, реактивных психозов и бесчисленное число телесных страданий" (Э. Кречмер, 1998).

Влечение к пище, инстинкт охранения от опасности, сотни разновидностей половых и других привязаностей в своей сумме определяют направленность "сдвига" подсознания и сознания, а также влияние этих процессов вообще на остальные мыслительные способности. Совершенно очевидно, что чем лучше функционирует любой рефлекс или инстинкт (так же, как работа языка при разговоре, ног - при ходьбе), тем меньше это его отвлекает. Процесс становится отработанным до автоматизма, и человек не обращает на него осознанного внимания. Так возникает обычный рефлекс.

Это относится и к проблеме лечения, особенно - соединительно-тканной недостаточности. Здесь профилактика здоровья должна быть отработана до автоматизма. Автоматизм осознанного лечения помогает преодолеть психологический барьер кажущейся сложности патологии, безысходности и неуверенности в успехе лечения.

Э. Кречмер (1998) пишет: "...половое бессилие бывает результатом взаимодействия различных соматических и психических факторов, что особенно отчетливо демонстрирует нам вся сложность построения половой жизни из местногенитальных, железистых, спинореф-лекторных и психических компонентов в их обоюдном взаимодействии...". Поэтому мы и рассматриваем половую слабость и извращения (в т.ч. бесплодие) как неотъемлемый симптом соединительнотканной недостаточности.

Для этого, а также для других специальных исследований, в т.ч. и ума, способов его проявлений, используются специальные диаграммы с данными о телесном состоянии. Они учитывают множественные характеристики темперамента, признаков вырождения, сексуальную конституцию, вегетативнонервные симптомы и т.д. (Э. Кречмер, 1998).

Понятно, что лишь разумный контакт с природой, адаптивность человека в ней определяют здоровье. Даже если вокруг вас прекрасный горный воздух, необременительная и полезная пища, есть возможность диетического питания и достаточной физической активности, это не означает, что вы вылечитесь. Обязательным условием исцеления должно стать желание оздоравливаться и понимание смысла этого исцеления. Для чего оно нужно? Это связано с тем, что болезнь может быть необходимой вам частью жизни, без которой вам трудно обойтись. Это нужно понять и затем принять к действию.

То есть необходимое условие лечения, особенно интегративной наднозологии "соединительнотканная недостаточность" - четко очерченное перераспределение усилий разума в обеспечении всех сторон жизни, но с выделением особой "ниши" расходов этого разума на сохранение здоровья, на излечение. Тогда разумно будут перераспределены и материальные ресурсы человека на поддержание здоровья. Ведь планирует же пациент расходы для того, чтобы купить автомобиль.

В связи с этим очень важна мысль, высказанная М. Деннинг и О. Филлипс ("Творческая визуализа-ция"/Пер. с англ. М.: Изд-во "София", 1999. 255 с.), о том, что не столь важно иметь под рукой все оздоравливающие факторы, а "...еще более важно, - получить свою пользу целиком от таких вещей, как правильная диета, отдых, свежий воздух, физические упражнения: получить пользу посредством ума, эмоций, а также психологически".

Вера в то, что исцеление неизбежно, осознанная необходимость. Эту веру можно приобрести, лишь отчетливо увидев свой собственный физический и духовный статус, что больше всего под силу интегративному медику, сочетающему в себе не только знания узкопрофильных специалистов, но и мудрость восточно-азиатской медицины и материалистический космополитизм евро-американской. Это, конечно, сложно, но необходимо.

И. Вагин ("Думай и побеждай". М.: Издво "Рипол Классик", 1998. 186 с.) пишет: "Вера - это надежная точка опоры, единственное противоядие от неудач. Веру можно укрепить, внедряя в подсознание нужные, позитивные мысли, и она станет мощным катализатором наших умственных способностей. Управляемая вера способна поднять нас на недостижимую для других величину".

Во всем этом связующее звено и основа знаний - общая теория жизни. В отношении общей теории жизни, например, К, Саймонтон указывает: "Так же, как китайская натурфилософия и медицина, современная система теории жизни рассматривает живой организм в виде многочисленных взаимозависимых колебаний. Мне казалось, что понятие "ЦИ" используется китайцами для описания целостной модели всех этих многочисленных колебательных процессов".

Мы думаем, что "ЦИ" - это полуэнергетические тонкие структурные, колебательные и метаболические процессы в человеческом организме, определяемые в современной медицине как понятие "гомеостаз". Наше представление об энергетической субстанции "ЦИ" сводится к тому, что она - отображение миллиардов непрерывных внутри-и внеорганизменных стрессов. Эти стрессы и определяют в человеке его жизненную платформу (опору), мировоззрение, отношение к собственному и чужому здоровью. 90% людей имеют разные платформы миропонимания, осознания, действительности (В.Т. Лободин, 1996).

Перефразируя Ф. Капра (1996), мы бы сказали, что, с системной точки зрения,"... любая живая система характеризуется многочисленными колебаниями", причем она в человеке и определяет такие понятия, как "качество жизни", органа, организма. Причем понятие "качество" и определяет, и относится к "...движению, процессам, функциям или к изменению, особенно к жизненным изменениям, которые так важны в медицине...". Мы уверены, что в основе всех этих полуфилософских, полубиологических и медицинских понятий и лежат миллиарды вне - и внутриорганизменных стрессов, которые и есть суть протекания жизни.

Приведем очень важную часть дискуссии Ф. Капра и М. Локк (1996).

- В более узком смысле холизм состоит в рассмотрении всех аспектов человеческого организма в их взаимосвязи и взаимозависимости. В более широком смысле он, кроме этого, означает признание того, что организм находится в постоянном взаимодействии с природой и социальной средой.
- В первом, узком, смысле восточноазиатская медицина, - безусловно холистична. Ее практики верят в то, что их методы лечения не только устранят основные симптомы заболевания пациента, но и окажут влияние на весь организм, который они рассматривают как динамическое целое.

Однако в более широком смысле китайская медицина холистична только теоретически. Взаимозависимость организма и окружающей среды учитывается при диагностике болезни и широко обсуждается в медицинской классике, но когда дело касается терапии, то ею обычно пренебрегают.

...Большинство современных практиков не читали классических текстов;их, как правило, изучают ученые, которые никогда не практиковали медицину, ...когда они (врачи -прим, авт.) ставят диагноз, они массу времени уделяют разговорам с пациентом об их работе, семье, эмоциональных состояниях, но, когда дело доходит до терапии, они концентрируют внимание на диетических рекомендациях, травной медицине и акупунктуре. Другими словами, они ограничивают себя методами, которые управляют процессами внутри организма .

Выйдя из западной биомедицинской и эволюционной философии, соединительнотканная медицина превращает теоретичность холизматической восточно-китайской медицины в практику, а не теорию. В этом-то и есть интегративная сущность соединительнотканной теории биологии и медицины, соединительнотканной общей теории жизни. Вся наша книга подтверждает правильность этих мыслей.

Продолжая дискуссию о судьбах медицины, В.Т. Лободин (1996) тоже считает, что среди разных сословий любого общества имеется своя мировоззренческая платформа (религиозная, гуманистическая, атеистическая и т.д.), что определяет отношение людей к природе, расам, друг другу, собственному и чужому здоровью. Автор пишет: "Прежде чем решать любые проблемы своего здоровья, проблемы в семье, на работе или в мировоззрении, нужно определить для себя прежде всего духовную платформу или позицию, с которой все это будет решаться".

Немного о роли осознанного и неосознанного. Роль социального в развитии болезни огромна и исходит (осознанно или нет) из функциональной адаптивности соединительнотканных регионов. В том числе она определяется духовной платформой людей (культура, религия и т.д.). Физическую же платформу в единении с духовной составляет саморегулирующаяся соединительнотканная система организма.

В различных вариантах органических и стрессорноадаптивных реакций это проявляется различными болезнями: депрессиями, раком и проч. Ф. Капра (1996), цитируя онколога К. Саймонтона, указывает, что "...из-за социальных и культурных условий люди часто не могут разрешить стрессовые ситуации здоровым способом и поэтому выбирают - сознательно или бессознательно - заболевание в качестве выхода".

Приводим, на наш взгляд, очень интересную часть спора авторов по проблеме причин развития заболевания. Однако из этой дискуссии мы делаем для себя опять однозначный вывод о том, что осознанно или нет, ареной стрессорных реакций является 85%ная соединительнотканная масса тела человека. "Кататонические шизофреники (они не болеют раком - прим, авт.) почти полностью отключают свое мышление и отключаются от внешнего мира.

Поэтому они не испытывают неудовлетворенности, чувства потери и других переживаний, которые ведут к развитию рака". Другими словами, существуют два способа избежать общеорганизменной психофизической стрессорной ситуации: один ведет к физической болезни; другой - к душевной патологии. Но в обеих патологиях в основе лежит стресс и последующая деградация (постстрессорная) соединительной ткани либо в мозге, либо где-нибудь еще.

К. Саймонтон (1996) указывает, что существует и третий путь бегства от стрессорных проблем "путь социальных патологий (имеющих свою морфологически соединительнотканную основу -прим. авт.): наркомании, алкоголизм, бесконтрольное поведение, преступление и т.д.". Поэтому автор называет эти общие патологии "социальной болезнью". Но и у этой социальной болезни есть предел соединительнотканной сопротивляемости, не позволяющий возникнуть этой патологии.

Далее автор продолжает: "...Антисоциальное поведение - это обычная реакция на стрессовые жизненные ситуации, что нужно учитывать, когда мы говорим о болезни". Если имеет место снижение заболеваемости, но в то же время оно сопровождается ростом преступности, то это значит, что мы ничего не делали для улучшения здоровья общества.

Далее дискуссия касается роли психического и эмоционального фактора в развитии болезней. Они оба имеют непосредственное отношение к возникновению рака и, особенно, сердечных заболеваний. К. Саймонтон (1996) указывает, что если даже удается сейчас существующими грубыми способами избавить человека от рака в 30-40% случаев (эта цифра неизменна уже более 30 лет), то пациенты успешно "заменяют" в себе рак другой болезнью.

Однако во врачебной среде понимания сути этих процессов пока нет. К. Саймонтон далее продолжает: "у врачей есть основания для сохранения своего способа мышления. Если признать психические проблемы существенными, то значит, что при работе с пациентом придется обращаться к психике. Они еще не готовы к этому, и поэтому им легче отрицать психологическую составляющую, чем изменить свою роль". И, тем не менее, это сделать необходимо, т.к. именно личностные качества духовности врача и пациента (интеллект, вера, национальность и др.) определяют уровень их взаимопонимания, в том числе и в вопросах здоровья. В.Т. Лободин (1996) пишет: "...врач судит о болезни с платформы атеистической, специалист по тибетской медицине - с восточной...".

Биоритмологическая основа жизни - во взаимосвязи соединительнотканной массы тела (85%) с природой. Она, в основном, и определяет критичность и некритичность биологических периодов ("христов возраст", климакс, половое созревание и пр.). Эта геомагнитная и прочая взаимосвязь с Природой вырабатывалась эволюционно сотни миллионов лет, поэтому в нашем понимании удручающе звучат заявления некоторых авторов о возможности вычислить общую биоэнергетику, особые общие периоды жизни и другие параметры жизни, например, по дате рождения человека - вариант графической нумерологии (В.Т. Лободин, 1996). Наивно из даты рождения вычислять судьбоносные годы, индивидуальную энергетику. Понятно, что такое упрощенчество к истинной медицине имеет приблизительное (больше психологическое) отношение, в лучшем случае выполняя роль плацебо (таблетки пустышки).

Проблема биоритмологии — одна из ключевых в приспособляемости человека, а следовательно, в его заболеваемости. Синхронно со временем живут не только люди и части их тела, но и черви, бактерии и т.д. Правильная биоритмика - один из совершеннейших критериев здоровья, основа личностной природной индивидуальности, в которой мы усматриваем параллелизм с предложенными еще Гиппократом психотипами людей (флегматик, сангвиник, меланхолик, холерик).

А.А. Путилов ("Совы, жаворонки и другие". Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1997. 261 с.) пишет: "благодаря универсальности явлений синхронизации, стремление к временной упорядоченности и согласованности оказывается свойством, исконно присущим любым колебательным (ритмическим) процессам". Ясно, что явление синхронизации - всеобщая основа периодичности протекания жизненных явлений, т.е. временной организации жизни. И она неизучена. До сих пор ученые не знают, когда возникают биоритмы и "кто и где их считает". Мы несколько раньше для себя ответили на этот вопрос: синхронизировать, упорядочивать, интегрировать, соединять - функция соединительной ткани.

В пользу нашего представления говорит и тот факт, что большая часть биоритмов являются самоподдерживающимися, т.е. независимыми от света, темноты и т.д. А.А. Путилов (1997) считает доказанным, "...что суточные колебания возникают из-за существования обратной связи между скоростями синтеза матричной РНК и кодируемого ей белка: избыток матриц подавляет дальнейший синтез белков...".

Совершенно очевидно, что на только что описанных (генетических) основаниях 85% массы тела человека, т.е. соединительная ткань, и является истинным носителем биоритмики. Функция нейроэн-докринной системы, хотя и очень важна в механизме биоритмики, но вторична. Она важна не как вместилище биоритмов (соединительнотканное), а как "рецепторное", воспринимающее отдельные сигналы устройство. Поэтому давно замечено, чем четче работают биоритмы, тем медленнее стареет организм, меньше он болеет, более адаптивен.

Например, "седалище души" (шишковидная железа - эпифиз по Р. Декарту) здесь играет роль только как взаимосвязующая компонента функции соединительной ткани, т.е. по ее потребности. При этом источником выработки мелатанина является серотонин, и этот механизм играет большую роль в развитии прогерии, сотен других, в том числе и нервнопсихических, заболеваний и старения. А.А. Путилов (1997) упоминает о том, что французский художник Э. Делакруа отметил важную деталь среди долгожителей: "проснувшись, долгожители не пытаются "доспать свое". Факт интересен примером совершенства соединительнотканной генетикой и системы саморегуляции.

Соединительнотканная генетика, определяющая биоритмы ("совы", "жаворонки" и проч.), дает и разную восприимчивость к болезням. Если у "сов" при инфекции температура повышается медленно и долго держится, то для "жаворонков" характерна высокая температура и быстрое выздоровление. Однако последние более метеозависимы и предрасположены к сердечно-сосудистым заболеваниям, ожирению, диабету, подагре, ревматизму, зобу и т.д. У "сов" же чаще встречаются рак, патологии почек, печени, жедудочнокишечного тракта.

При массовых исследованиях оказалось, что "жаворонки" менее устойчивы к различного рода перегрузкам и стрессам по сравнению с "совами". У "сов" соединительнотканный обмен протекает более медленно ("экономно"), что также накладывает определенный "болезнетворный" отпечаток на личность. "Жаворонки" часто могут определить время с точностью до пяти минут и очень чувствительны к солнечным и лунным циклам изменения освещенности. У них больше выражена консервативность привычек, более "сильные" внутренние часы, т.е. резервы реактивности соединительной ткани.

Именно воздействие на биоритмику дает мощный оздоровительный эффект, особенно если он отчетливо связан с развитой визуализацией. Например, в процессе лечебного дыхания М.Деннинг,Филлипс ("Творческая визуализация - Пер. с англ. М.: Издво "София", 1999. 255 с.) рекомендуют видеть и ощущать, что во время дыхательного упражнения вам становится лучше, вдыхаемый воздух свеж, при вдохе кровь быстро разносит кислород по всему телу, а при выдохе пациент "...видит, что кровь несет все ненужные примеси назад в легкие и там их выбрасывает".

Соединительнотканные характеристики биоритмов существенно расширяют возможности лечебного процесса: чувствительность к боли менее выражена в послеобеденное время; гормоны пациентам следует вводить соответственно синхронности суточным ритмам их выделения; химиотерапию рака осуществлять соответственно максимальному соединительнотканному метаболизму (максимальная суточная температура тела); гипертоническую болезнь лечить соответственно приемам гипотензивных препаратов за 2 часа до максимального подъема артериального давления и т.д.

Это же относится и к психокоррекции, научению. Эффект взаимной синхронизации ритмов жизни различных индивидуумов известен давно (А.А. Путилов, 1997). Именно поэтому в продлении жизни раковых больных немалая роль принадлежит, как, например, в эксперименте К. Саймонтон (1996), даже совместному проживанию врача-онколога и пациента в течение последнего месяца жизни.

Попытка структурировать и упорядочить отношения с самим собой и окружающим миром похвальна, но она тоже должна иметь базу (платформу). На наш взгляд, эту основательную платформу дает настоящая книга. Нельзя жизнь человека "втиснуть в четыре десятка духовных законов", как это мы видим у В.Т. Лободина (1996). Перечисляем часть этих "законов": духа, творения, совести, выбора, поступка, истины, испытания, пути, подмены, взаимосвязи, побуждения, вкрапления, точки отсчета, последнего усиления, последнего толчка, высшей точки, полноты бытия, влечения к греху, опережающего развития, мгновения, концентрации, рассеивания, прозрения, смерти, жизни, правды, лжи, входа и выхода, личной своевременности, тайны и т.д.

Так вот, исходя из "закона подмены", мы и видим, что все разнообразие человеческой мировоззренческой индивидуальности подменяется законами, которые и лишают человека этой индивидуальности. Мы видим, что многие функции соединительной ткани, интегрирующей в организме все и в основе которой лежит биоритмика соединительной ткани, интерпретируются очень вольно, даже в ранге законов. Мы могли бы перечислить подобных законов еще много: половой зрелости, половой незрелости, соединительной ткани, дыхания, дефекации и т.д.

Психологическая проблема лечения соединительнотканной недостаточности сложна не меньше, чем проблема лечения рака. Встречаясь с новыми больными, мы не стараемся акцентировать их внимание на вовлечении их в лечение. Это должно осуществляться естественно, постепенно. Нужно наблюдать за реакцией пациента в любой стрессорной ситуации.

Постепенно люди сами начинают интересоваться ролью соединительной ткани (ее разновидностей - иммунитета, крови и т.д.) в развитии их патологии. Нужно избегать навязывания сильных установок пациенту, который к этому не готов. В отношении рака К. Саймонтон (цит. по Ф. Капра, 1996) указывает, что "это было бы видно, т.к. пациент утратил бы те механизмы приспособления, которые он выработал для своего образа жизни, не приобретя других механизмов. Постепенно, по мере того, как новые механизмы окрепнут и разовьются, он сможет модифицировать свою защитную систему и заботиться о себе по-новому".

Скажем прямо, что опыт профессора-онколога К. Саймонтона бесценен. Оценивая способы воздействия на сознание и подсознание пациента, он пишет: "...я снова и снова метафорически убеждаю пациентов в том, что мы не отнимем у них болезнь до тех пор, пока они сами не будут готовы расстаться с ней, и рассказываю им о том, что их болезнь служит многим полезным целям. Такие разговоры почти полностью проходят мимо сознательного "эго". На самом деле они обращены к подсознанию, и это очень важно для снятия беспокойства".

Часто больные бывают не готовы к психологическому лечению (коррекции) .Часто болезнь для них - одна из множества опор в жизни. К. Саймонтон пишет: "Они не готовы к благополучию; они не готовы вести здоровый образ жизни; их семья и общество, в котором они живут, не готовы к тому, чтобы изменить отношение к ним, и т.д". Далее автор говорит, что даже если этих пациентов вылечить от рака, то они все равно получат рецидив опухоли. И это понятно, т.к. борьба с раком (как и с соединительнотканной недостаточностью) это прежде всего система мер борьбы самого больного со всей болезнью, борьбы осознанной (сознательной) и неосознанной (подсознательной). Помогают больному его осознанная и неосознанная борьба за жизнь, нужность и полезность окружающим, положительные эмоции и т.д.

Мы не придаем универсального значения важности этого фактора и не вполне разделяем мнение Ф. Капра и К. Саймонтона о том, что "физическая болезнь - это только проявление лежащих в ее основе психосоматических процессов, которые вызываются различными психологическими и социальными проблемами. Пока эти проблемы не будут решены, пациент не излечится, несмотря на то, что рак со временем может пройти".

Внутренняя готовность больного к болезни (внутренние страхи, тревоги) прежде всего изнашивают (преждевременно старят) соединительнотканный массив в человеке, но "порог чувствительности" соединительной ткани к повреждающим воздействиям стрессов необходимо повысить, и тогда это будет не только надежным щитом от болезней, но и позволит больному приобрести новый жизненный импульс адаптации в природе и обществе, что отодвинет болезнетворные страхи и тревоги на второй план. Мы это говорим потому, что понимаем основополагающую роль соединительной ткани в обеспечении жизни (питание, очищение и проч.) других тканей - нервной, мышечной, эпителиальной и их разновидностей.

Правильность такого подхода несомненна, поскольку в основе всего этого лежит соединительнотканный механизм стресса, воздействующего на весь организм, одновременно на все его соединительнотканные составляющие (иммунитет, кроветворение, выработка коллагена и эластина, укрепление сосудов и мышления и т.д.). Л. Томас (цит. по Ф. Капра, 1996), указывает, что любая болезнь находится под влияниями центрального биологического механизма и стоит только исследовать этот механизм, как будет найден путь исцеления.

Вот этим центральным интегративным биологическим механизмом мы и считаем соединительнотканную жизнеобеспечи-вающую систему. Именно она определяет запас адаптивности, запас здоровья. Об этом мы говорили в предыдущей главе книги. В подтверждение приводим две выдержки из книги Ф. Капра (1996): "Здоровье является результатом динамического равновесия между физическим, психологическим и социальным аспектами организма. Болезнь с этой точки зрения есть проявление неравновесия или дисгармонии... В самой основе наших проблем в отношении здоровья лежит глубокий культурный дисбаланс".

В связи с тем, что в живой природе интегрирующая (соединяющая) роль принадлежит соединительной ткани, то первостепенное нарушение ее функций и есть первопричина болезней. Подтверждает эти мысли и М. Локк (1966): "... два аспекта человека - культурный и биологический - разделены сейчас больше, чем когда-либо. Мы изменили наше окружение до такой степени, что потеряли "синхронизацию" с нашей биологической основой в большей мере, чем какая-либо культура или группа людей в прошлом".

Иными словами, совершенно очевидно, что резервы адаптации человека были достаточны тогда, когда он охотился и занимался собирательством. Культуризация же, рафинированность быта резко снизили чисто организменные адаптивные (соединительнотканные) резервы, поэтому главное, чем может человек повысить свою адаптивность, это тем, чем человек отличается от животных, т.е. сознанием: изменением приоритета ценностей, мышлением, психологией, парафармакологией и т.д.

Это очевидно, т.к. исчезнувшие чума, оспа - не результат побед медицины, а результат успехов интеллекта и санитарии. Это не успех медицины. Она тут почти ни при чем. М. Локк (1996) указывает, что в конце прошлого века в Англии и Швеции Т. Маккеон показал, что для большинства инфекционных болезней уровень смертности резко понизился еще до создания вакцин и медикаментозных препаратов.

В контексте интеллектуальных достижений человек должен понять, что суть болезни в том, что организм находит оптимальный, но патологический (разрушительный) для него выход (через реализацию соединительнотканного стресса) из личной или социальной проблемы.
Ф. Капра считает (1996), что в философии медикаментозного подхода есть две точки зрения: "Одна полагает, что физические симптомы болезней порождаются микробами, и чтобы избавиться от симптомов, нужно убить микробов. Другая точка зрения утверждает, что микробы - симптоматические факторы, которые присутствуют при болезни, но не являются ее причинами. Поэтому не стоит так много заниматься болезнями, лучше попытаться добраться до действительных причин".

Речь идет именно о лечении "надводной части айсберга болезни" (убивание микроба) и о "подводной части этого айсберга" (повышение сопротивляемости в организме 85% соединительнотканной массы тела).

Говоря о стрессе, как причине и механизме развития соединительнотканной недостаточности, уместно упомянуть о системе жизни. А. Диаманта (1966) пишет: "Иными словами, есть болезни, которые являются болезнями системы. Когда система управляет человеком, она создает ему значительный стресс,и это порождает то, что называется психической болезнью. Но есть и биологические болезни с генетическим компонентом, которые проявляются в любой среде.

Может быть и взаимодополняющее воздействие между биологическими и социальными компонентами, так что симптом проявляется, если есть биологическая предрасположенность и если человек оказывается в среде определенного рода". Мы не разделяем подобной точки зрения, поскольку она не учитывает самую главную компоненту жизни - систему соединительнотканного саморазвития, адаптации и регенерации. Надводная и подводная часть айсберга любой болезни всегда основана на единой связующей и жизнеобеспечивающей соединительнотканной системе. В ней суть реализации множества любых (в их громадном одномоментном действии) стрессов.

Роль психического, самосознания, разума в этом процессе очень значительна. Дж. Кришнамурти (цит. по Ф. Капра, 1996) писал: "Прежде всего вы — человек, а затем уже вы - ученый. Сначала вам нужно освободиться, и эта свобода не может быть достигнута посредством мысли. Она достигается лишь медитацией - пониманием целостности жизни, в которой каждая форма разделения прекращается. Достигается это пониманием жизни как целого...". Далее Ф. Капра (1996) продолжает: "С проблемой преодоления собственного "Я" встречается каждый ученый, т.к. все время, сталкиваясь с чем-то большим, чем понятый мир, он должен решать для себя вопрос: можно ли выйти за пределы мышления, не оставляя науку? Как стать свободным?".

Мы привели эту цитату как пример глобальности мышления, интегративности понимания внешних и внутренних проблем, в том числе и в отношении здоровья. Декарт пользовался для представления человеческого знания метафорой дерева и при этом считал, что метафизика - корни; физика - ствол, остальные дисциплины - ветви. Примерно также к знаниям относится и Ф. Капра (1996), но в дальнейшем он меняет свою точку зрения, считая физику уже не моделью других наук, а "как важный специальный случай более общего подхода - системной теории".

В человеческом организме взаимоотношение макро- и микрочастиц энергетического и физического тела и есть суть работы соединительной ткани, т.е. гармонизации общеорганизменной функции. Ф. Капра (1996) пишет: "По Бэйтсону, отношения должны быть основанием всех определений. Биологическая форма собирается из отношений, а не из частей, и тоже относится к человеческому мышлению, только так мы можем мыслить". Здесь и идет речь о сути интеграции, в том числе об интегративной медицине и биологии.

Не сами органы в человеке определяют его жизнь, а их взаимоотношения, способность адаптироваться друг к другу, интегрироваться в единое целое. В человеке можно удалить 3/4 печени и больше, но взаимоотношения органов компенсируют эту потерю. Израненное инфарктами сердце не останавливается лишь в связи с бережным к нему отношением со стороны всего организма, т.е. других органов. И здесь очевидна интегративная функция соединительной ткани в проявлениях жизни. Г. Бэйтсон (цит. по Ф. Капра, 1996) говорил: "...структура природы и структура разума отражают друг друга..., природа и разум составляют необходимое единство".

Главные мысли из содержания главы

• На основании достижений науки последних лет показано, что в основе общей теории жизни, при ее возникновении и развитии основную роль играет теория саморегулирующихся систем, предложенная Нобелевским лауреатом И. Пригожиным. Показано, что любой живой организм - саморегулирующаяся система, и в основе этого явления заложена соединительная ткань в эволюционно выработанных физико-химических формах (твердых, жидких, гелеобразных), как и вода в природе.

Показано, что разумность организму придает совершенство соединительнотканной функции, а мозг - одна из степеней усложнения жизни и соединительнотканной саморегуляции. В связи с этим новый смысл приобретают понятия "жизнь", "здоровье", "причинные факторы болезни" и др. Проявления этих и других понятий связано с самоорганизующимся многоорганным и многотканевым динамическим равновесием множества систем, как это и "заведено" в природе.

На этой основе становятся понятными пределы биологического, социального, психического, стрессорного в лечении больного. Показано, что основу функции биоритмов составляют не эндокринные железы и мозг, а соединительная ткань. Высказана мысль о том, что болезнь и смерть относятся к формам "побега" от многоорганной деградации соединительнотканного регулирования в особых социальных, психических, физических условиях существования организма.

В связи с этим еще более значительным становится принцип интегративной медицины;"Больной для себя - главный врач". В основу многих исцеляющих методик должен быть положен девиз: "Дать психофизический комфорт соединительной ткани - болезни побеждены". Саморегулирующаяся система сама в себе "наведет порядок", только нужно знать ее резервы, и отключить патогенные факторы воздействий. На этом основаны лечебные техники самовнушения, йоги, тайцзы, биоритмические, дыхательные и пр.

Показано, что работа интегратйвного врача суммирует исчерпывающие знания о человеке не только как о физическом теле, но и как об управляющем процессами в цепочке: сознательное - подсознательное — поведение. Если в восточной медицине лучший врач - мудрец, а в западной - физиолог, то интегративный врач разумно сочетает в себе мудрость, шаманизм, глубину знаний человека изнутри. Представлено мнение о переносе и контрпереносе между интегративным врачом и пациентом, определены задачи врача по преодолению негативных факторов во взаимоотношениях. Даются некоторые рекомендации по вопросу, как стать для себя главным врачом.

Представлены мнения виднейших ученых о причинах узкопрофильной (флюсовой) специализации наук, которые коренятся в том числе и в устаревших философских категориях диалектики, познания и др. Даны принципы формирования интегративной медицины (динамический, предупредительный, эндо- и экзоэкологический, системный и др.). При этом ответственность за здоровье врач должен обязательно делить с пациентом и обществом. Некоторые из интегративных принципов уже используются в онкологии, психологии, психиатрии.

Они применяются исходя из того, что есть три пути реализации болезнетворного стресса: физическая, психическая и социальная болезни. Их условно можно избежать, повысив приспособляемость соединительной ткани, которая является главной ареной реализации стресса, главным механизмом борьбы со старением, которая определяет физическую и психическую "готовность" человека к болезни. Суть любой болезни в том, что через нее организм находит "выход" из личной или социальной проблемы.

Таким образом, в представлениях читателей на основе общей соединительнотканной теории жизни и соединительнотканной теории биологии и медицины заложен теоретический и практический базис новой отрасли медицины - интегративная медицина и интегративное здравоохранение.

Использованы мнения ученых из США, Англии, Германии, России, Италии и других стран (1996-1999ж.): И. Вагина, Д. Верещагина, В. Лобо-дина, И. Пригожина, А. Путилова, Г. Бэйтсона, А. Диаманты, С. Гроффа, М. Деннинга, 0. Филлипс, Ф. Капра, Э. Кречмера, М. Локк, Р.-Д. Лэйг, А. Менегетти, К. Саймонтон, Л. Томаса, Л. Шлейна, У. Штейнберга,А. Уотс.


Назад     Содержание     Вперёд
 

 

Реклама

 

 

Rambler's Top100